Рынок труда

Рынок труда на 13 декабря 2017 года

Незанятые граждане: 29410 чел.

Безработные: 25583 чел.

Уровень безработицы: 1,38%

Количество вакансий: 22770 ед.

Напряженность на рынке труда: 1,29 чел./вак.

Новости центров занятости населения

RSS
"Круглый стол" для безработных граждан предпенсионного возрастаВчера, 16:47
12 декабря специалистом Центра занятости города Аши Т.Саблиной проведен "круглый стол" с безработными гражданами предпенсионного возраста. В беседе участвовали 5 граждан, в том числе и Юдина Т.В., которая поинтересовалась о том, что необходимо, для выхода на досрочную пенсию. Этот вопрос и стал основным в беседе. подробнее »
Информационная встреча с безработными гражданами города КарталыВчера, 15:37
12 декабря в Центре занятости населения города Карталы состоялась информационная встреча с безработными гражданами, с ограниченными возможностями. подробнее »
Все новости центров занятости населения

Голосование

Как Вам удобно получать гос.услуги?







[Версия для печати]

 

Почему инвалиды не нужны работодателям? В Челябинской области сегодня работает только каждый пятый человек трудоспособного возраста с ограниченными физическими возможностями. Губернатор поставил задачу к 2020 году довести число занятых инвалидов до 50%. А как? 

Г. ЛЕПИНА: Здравствуйте. В Челябинской области сегодня работает только каждый пятый инвалид трудоспособного возраста. Губернатор Борис Дубровский поставил задачу к 2020 году довести число занятых инвалидов до 50%. Готовы ли работодатели принимать людей с ограниченными физическими возможностями и хотят ли сами инвалиды работать? Об этом говорим сегодня в программе «Разбор полетов» на «Эхо Москвы» в Челябинске. К нам присоединяются зрители 31 канала, идут прямые трансляции в Facebook и «ВКонтакте». В студии Галина Лепина, я представляю наших гостей. Начальник главного управления по труду и занятости Челябинской области Владислав Смирнов. Здравствуйте, Владислав Валентинович.
 
В. СМИРНОВ: Здравствуйте.
 
Г. ЛЕПИНА: И руководитель управления персоналом компании «Транснефть Нефтяные Насосы» Наталья Сарова. Добрый день, Наталья Вячеславовна.
 
Н. САРОВА: Добрый день.
 
Г. ЛЕПИНА: Мы работаем в прямом эфире. Телефон 269-97-78. Отправляйте вопросы на сайт echochel.ru, оставляйте комментарии и вопросы под трансляциями в соцсетях. Сегодня с утра у нас еще запущено интерактивное голосование. Вопрос: хотели бы вы, чтобы в вашем коллективе работали инвалиды? Если да — звоните 750-37-01, если нет — 750-37-02. Звонок бесплатный. Итоги голосования мы подведем в конце программы. Владислав Валентинович, 22% работающих инвалидов трудоспособного возраста — как-то маловато, получается, только каждый пятый. Какие конкретно причины мешают нам уже сейчас увеличить эту цифру?
 
В. СМИРНОВ: Причин на самом деле целый комплекс. Это, конечно, экономическая ситуация, это низкая конкурентоспособность, с точки зрения работодателей, людей с инвалидностью по сравнению со здоровыми людьми. В первую очередь это касается, конечно, производственного комплекса, производственных отраслей. Это те льготы, которыми обладают инвалиды — опять-таки, с точки зрения работодателя, это дополнительные издержки, которые у него появляются, чтобы выровнять ситуацию, я имею в виду выдержать исполнение всех требований. Это в общем-то ситуация, связанная с последними 25 годами, когда государство во многом потеряло контроль за теми социальными процессами, которые происходили в экономике. Ну и, скажем, уровень социальной ответственности бизнеса реально ведь понизился. При советской власти бизнеса в общем-то как такового и не было, но это направление — трудоустройство людей с ограниченными физическими возможностями — оно очень четко отслеживалось. И сейчас, на мой взгляд, мы наблюдаем возвращение этого интереса государства, потому что есть понимание, в том числе есть соглашения на международном уровне, которые фактически говорят о том, что люди с ограниченными возможностями должны быть максимально вовлечены в нормальную жизнь.
 
Г. ЛЕПИНА: И здесь понятно, что без работы не обойтись.
 
В. СМИРНОВ: Да. Ну и по большому счету это ведь очень серьезный вопрос личного уровня жизни людей с инвалидностью. Мы также должны говорить о том, что там целый букет проблем на самом деле существует. Это низкий уровень пенсионной поддержки для людей с инвалидностью и в молодом, и в среднем возрасте. С другой стороны, не очень четкое целеполагание со стороны общества приводит к тому, что мы видим явные иждивенческие тенденции, когда мы видим, что люди могли бы работать и — ключевое слово — зарабатывать, могли бы реально повысить свой жизненный уровень. Но при этом надо воспринимать работу как выход из социального одиночества, в котором зачастую оказываются люди с инвалидностью. Приход в трудовой коллектив, даже если мы говорим о дистанционной работе, которая сейчас уже разрешена действующим законодательством Российской Федерации, - это совершенно другой круг интересов и вообще возможность жить гораздо более полной жизнью. Поэтому проблема на самом деле очень многогранная, и то, что обсуждалось у губернатора, - это не начало, а продолжение работы, потому что регулярные встречи на самом деле с представителями организаций инвалидов происходят, обсуждаются вопросы, как можно ситуацию улучшить. Вот принято решение по форсированию ситуации хотя бы с трудоустройством, с возвращением — некоторые приобрели инвалидность — к нормальной экономической жизни, к повышению уровня жизни самих инвалидов и их семей через возможность трудоустройства.
 
Г. ЛЕПИНА: Наталья Вячеславовна, скажите, сколько на вашем предприятии работает инвалидов сегодня?
 
Н. САРОВА: На сегодняшний день у нас семь человек работает.
 
Г. ЛЕПИНА: Семь человек. Смотрите, поставлена задача за три года нарастить по области цифру с 22% трудоустроенных инвалидов до 50%, то есть больше чем в два раза. Сегодня Ваше предприятие готово взять еще семь или восемь человек? Может быть девять?
 
Н. САРОВА: Наше предприятие воспринимает инвалидов с точки зрения работников. То есть для нас нужны работники. Будут ли у них ограничения те или иные к работе — это уже второй аспект. Если этот человек достаточно квалифицирован и готов выполнять работу на должном уровне, мы готовы рассматривать и большее количество. К сожалению, в настоящий момент мы прикладываем большие усилия, чтобы заполнить те места, которые мы заквотировали. Но люди приходят и сразу обозначают свою позицию о том, что они будут сюда приходить, как на факультатив. А нам-то нужны работники, пусть это даже квотированное рабочее место.
 
Г. ЛЕПИНА: То есть такая психология у них - «я инвалид».
 
Н. САРОВА: Да. Вот это для работодателя большая проблема. Проблема — не выполнить квоту, а подобрать персонал, который вольется в коллектив и будет эффективен.
 
Г. ЛЕПИНА: Владислав Валентинович, эти 50% к 2020 году - насколько реально выполнить эту задачу? И что мы вообще должны будем делать для этого? Какие конкретные шаги? Кто должен их делать — работодатели? Сами работники?
 
В. СМИРНОВ: Если переводить в абсолютные цифры, то это трудоустройство за неполных 2,5 года 18 тысяч человек. Это очень много. Я думаю, это задача, которая ставится с тем, чтобы мы могли максимально отработать этот вопрос. Никто не говорит о том, что инвалида, если он не хочет или, конечно же, не может работать по состоянию здоровья, кто-то будет принуждать к труду. Такого, конечно, не произойдет. Надо просто достичь максимального рубежа, который возможен в группе инвалидов трудоспособного возраста. 18 тысяч человек на 2,5 года — на совещании у губернатора достаточно подробно проговорили те шаги, которые будут предприняты уже сейчас, начиная от проработки программы индивидуального обучения и обучения в малокомплектных группах инвалидов на базе наших учебных заведений областного подчинения и подчинения министерства образования Челябинской области. При этом надо учитывать проблему, что у нас инвалидов трудоспособного возраста почти 68 тысяч человек, и при этом они же не в одном городе сосредоточены.
 
Г. ЛЕПИНА: По всей области, да.
 
В. СМИРНОВ: И есть проблемы соответствия запроса работодателя образованию и профессии, если она есть, конечно, которая в наличии у инвалида. Но при этом есть еще и проблема, способна ли система местного профессионального образования за счет службы занятости обучить, повысить квалификацию, переучить человека с инвалидностью, чтобы он как раз пришелся ко двору работодателю. Вот эта проблема очень велика, и мы как минимум ее будем отрабатывать сейчас по линии министерства образования Челябинской области. Потому что средства есть, людей мы сейчас видим, персонально видим, на уровне личных контактов, телефонов, обзваниваем людей. Правда, большинство из них заявляет о том, что они не хотят трудоустраиваться, и это тоже еще одна задача, определенный вызов, чтобы люди (я еще раз оговорюсь: с учетом, конечно, физических возможностей), чтобы это не был просто отказ «я не хочу и все». Человек должен принимать гораздо более взвешенные решения в плане работы и круга общения в том числе. Вот эти моменты мы проговаривали достаточно подробно.
 
Г. ЛЕПИНА: А почему они отказываются? Чем они объясняют свой отказ трудоустраиваться?
 
В. СМИРНОВ: Основная доля — порядка 80% - это, конечно, состояние здоровья. Такая ситуация никем не обсуждается. Даже неправильно сказал: 87,2% не хотят работать по причине ухудшения состояния здоровья. 8% просто не желают, 12,7% не определились с планами на трудоустройство. То есть если мы будем говорить об управляемых проблемах со стороны власти и общества, я имею в виду что всего 2,7% жалуются на отсутствие подходящих вакансий; 1,7% - на транспортную недоступность. И еще, условно говоря, 7% - на инфраструктурные и иные проблемы, которые могут управляться с точки зрения выделения средств, обращение внимания просто на какие-то моменты. То есть на самом деле управляемые помехи для трудоустройства составляют малую толику от общей массы ответов, которые мы получили. Это тоже повод для выводов и повод для работы.
 
Г. ЛЕПИНА: А как работодателей стимулировать к тому, чтобы они на работу инвалидов больше, охотнее принимали? Вот как можно вас стимулировать, что бы вам понравилось, если бы предложили власти какие-то условия, чтобы вы еще больше брали на работу?
 
Н. САРОВА: Нам бы понравилось, если бы инвалиды получали востребованные специальности, профессии. Вот пример: профессии программистов, IT-специалистов — это же та область, где максимально мы можем использовать людей с ограниченными возможностями. Там не нужно физического труда. Это стационарное рабочее место, и задача заключается только в том, чтобы добраться до этого места и вернуться домой. К примеру, наше предприятие сейчас внедряет программу SAP. Мы не можем найти специалиста нужного уровня, мы готовы рассмотреть человека с ограниченными возможностями. Но где эти квалифицированные специалисты? Почему бы высшие учебные заведения не обратили внимание на передовые технологии в сфере IT?
 
Г. ЛЕПИНА: А у нас сейчас предусмотрено конкретно для инвалидов такое обучение?
 
В. СМИРНОВ: Да, конечно, предусмотрено, но для начала Наталью Вячеславовну я хочу пригласить, скоро у нас будет мероприятие «Абилимпикс» - это такой определенный форум, но с нашей точки зрения это еще и хорошая ярмарка вакансий как раз в части студентов-инвалидов, выпускников вузов, в том числе и IT. Но хотя по IT мы готовы повышать квалификацию, не вопрос. Нам нужно просто договориться по конкретной кандидатуре человека, который вас устраивает, хотя, на мой взгляд, айтишник — это еще и разговорная тема — зачем ему вообще ездить на предприятие? Пусть работает удаленно.
 
Н. САРОВА: Есть поддержка пользователей.
 
В. СМИРНОВ: Да, я понимаю, есть особенности, они обсуждаемы, что называется. Но при этом мы готовы обсудить вопросы подбора кандидатов, и если будет необходимость, мы готовы дообучить за счет службы занятости.
 
Н. САРОВА: С удовольствием. Что касается «Абилимпикс», мы туда заявились в качестве экспертов в том числе. Мы сами ищем тех людей, которые были бы готовы с нами работать.
 
В. СМИРНОВ: А по поводу вообще мотивации работодателя — здесь же две истории начинают развиваться. Сначала была одна история несколько лет, когда все говорили: «Ну пусть государство нам даст денег». Государство давало денег, и в этом году, кстати, мы даем денег — губернатором был рассмотрен этот вопрос, и были выделены 5 млн рублей, и мы готовы выплачивать порядка 13 тысяч рублей работодателям в первые три месяца трудоустройства инвалидов, чтобы работодатель конкретно на человека посмотрел, человек посмотрел на работодателя и остался, закрепился, ну или не закрепился в коллективе. Плюс еще и труд наставника частично будет оплачиваться, компенсироваться за счет средств областного бюджета. Эта тема точно будет продолжена на следующий год. Но это, я считаю, не очень значительные по объему, колоссальные деньги, которые надо будет тратить на то, чтобы бизнесу компенсировать то, что он с разумной человеческой точки зрения, на мой взгляд, и так должен делать. Даже вне закона о квотировании рабочих мест. Какая-то определенная ответственность должна быть, именно социальная ответственность. Но с другой стороны, подкатывает волна кадрового кризиса, и придется брать людей. Придется брать людей всех абсолютно, которые свободны. Потому что космонавты кончились давно. При этом сейчас мы перед программой обсуждали: те же самые люди с инвалидностью по слуху — это были одни из самых надежных и серьезных работников именно в производственной сфере, именно при Советском Союзе. Другое дело — что утеряли и навык трудоустройства этих людей работодатели, и зачастую иногда не понимают вообще, как с ними работать. При этом точно уже на следующей неделе, назначена дата — во вторник — будем встречаться с руководителем нашего общества глухих Челябинской области, потому что интересно будет обсудить тему и по сурдопереводчикам, и вообще по трудоустройству глухих и в том числе глухих несовершеннолетних.
 
Г. ЛЕПИНА: Владислав Валентинович, Вы сказали про инвалидность по слуху. Как раз у нас есть вопрос с сайта. Человек прислал именно с такой инвалидностью. «Здравствуйте. Я инвалид по слуху. Работал в «Ашане» кассиром. Не очень часто, но все же сталкивался с раздражением покупателей, когда возникали трудности в общении. Может, стоит подумать о том, чтобы люди с инвалидностью могли найти работу, не связанную с обслуживанием большого количества людей, ведь мы всегда и везде привлекаем к себе повышенное внимание, а это иногда мешает нормально работать». Тоже ведь есть такая проблема.
 
В. СМИРНОВ: Я соглашусь с этим мнением, потому что явно ограничение именно по сфере общения с другими людьми. Это может приводить к ненужным совершенно конфликтным ситуациям, в то время как человек явно стремится работать, и вопрос в его обучении на востребованную профессию, по которой он, честно говоря, я так понимаю, может зарабатывать и больше в результате, чем кассир. Мы готовы на это пойти.
 
Г. ЛЕПИНА: Давайте еще один вопрос с сайта сразу.
 
В. СМИРНОВ: Я извиняюсь, если заявитель слышит нашу программу, то я приглашаю обратиться в Центр занятости, а можно и непосредственно ко мне в главное управление, и мы с ним эту ситуацию обсудим и посмотрим варианты, включая обучение профессиональное на востребованную профессию.
 
Г. ЛЕПИНА: Если он, допустим, не нашел другое место еще. Вопрос с сайта. «У нас был сотрудник с инвалидностью, что-то у него было с ногами. Мы замучились с ним, поскольку человек постоянно напоминал, что он инвалид, когда увеличивался объем работы. Все время требовал к себе жалости. Мы не знали, как уволить его, но, честно скажу, были рады, когда он ушел». То есть вот такая проблема в коллективе. У вас сотрудники другие не жалуются на поведение людей-инвалидов?
 
Н. САРОВА: Знаете, с нашими сотрудниками такого не произошло, к счастью, но хочу отметить, что те соискатели, которые приходят к нам на квотируемые единицы, очень часто позиционируют себя как людей, которые требуют повышенного внимания. Это даже на первом собеседовании четко прослеживается. И хотелось бы понимать, что все усилия государства и ответственность работодателя при трудоустройстве людей с ограниченными возможностями — это титанический труд, но надо понимать, что с обратной стороны должно быть желание работать. Вот если у человека есть желание работать, то здесь точки соприкосновения очень большие.
 
В. СМИРНОВ: Со своей стороны прокомментирую следующим образом. Все мы индивидуумы, и не все, наверное, у нас нравится знакомым и малознакомым людям. В первом общении в связи с компенсацией этих вещей рекомендую не только людям с ограниченными физическими возможностями, но и вообще людям, которые ищут работу, поактивнее обращаться в службу занятости, потому что у нас есть и психологи, которые именно работают с человеком в том числе и по вопросам того, как не вызывать отторжение при собеседовании, как научиться слушать других, как скомпенсировать то самое эгоистичное «Я», которое иногда выносится на первую позицию и, естественно, приводит к отторжению кандидатуры. При этом есть наша стандартная услуга по профориентации, то есть выбору профиля профессий, которые человеку подойдут именно по его психологическому статусу. И, естественно, разговор по соцадаптации на рынке труда. Это у нас так называется, потому что зачастую нужно человеку вообще рассказать, что такое наем, как нужно себя презентовать, что такое правильное резюме, потому что чего только не приходится иногда получать в качестве резюме; как вообще заниматься поиском работы и как немножко разобраться: а что, собственно говоря, мы ищем по-настоящему? Потому что часто люди ходят как бы «мне вот интересно посмотреть, что вы можете предложить таким, как я. Нет, на самом деле я работать не буду, мне бы как-то занять свое время, что называется». Это в подсознании где-то лежит.
 
Г. ЛЕПИНА: У нас остается не так много времени, нужно подвести итоги голосования. Итак был вопрос «Хотели бы вы, чтобы в вашем коллективе работали инвалиды?» У нас 69% ответили, что хотели бы, и 30% ответили, что не хотели бы. Как можно это прокомментировать? Вот Вы хотели с точки зрения работодателя. Получается, что большинство — две трети — все-таки...
 
В. СМИРНОВ: Про «хотели-не хотели» я хотел прокомментировать, о чем тоже еще до эфира сказал. У меня знакомый один в очень нехорошую ситуацию попал, разбился очень серьезно. Фактически оказался, на время, к счастью, в роли инвалида реально, наверное, первой группы. То есть там все очень серьезно. И вот он мне сказал: «Я теперь понял, что такое быть инвалидом. Что такое подъехать к торговому комплексу, где обозначена стоянка для инвалидов, и понять, что она занята, и придется еще лишние 100-200 метров пройти, когда каждый шаг дается с трудом». Вот он после этого начал понимать, что такое быть инвалидом. Вот он уже понимает этих людей. А те 30%, которые сказали «нет»... Ну, хорошо, если это адекватное «нет, потому что у нас опасное и вредное производство, и людям с ограниченными возможностями нечего здесь добивать свое здоровье». А вот я боюсь, что там очень высокий процент тех людей, которые просто еще не поняли, что это такое. Они недостаточно взрослые в голове. У нас работают инвалиды, я имею в виду в службе занятости, в том числе и первой группы. Это абсолютно адекватные люди. Конечно, нужно всегда понимать, что мы должны предложить человеку интересную работу, которая соответствует его психологическому портрету, профилю. Тогда это становится незаметно.
 
Г. ЛЕПИНА: Ну да, как уже сегодня сказали, чтобы он сам хотел работать, а не просто приходить. Время нашей программы истекает. «Разбор полетов» по трудоустройству инвалидов мы сегодня провели с начальником главного управления по труду и занятости Челябинской области Владиславом Смирновым и руководителем управления персоналом компании «Транснефть Нефтяные Насосы» Натальей Саровой. Это был «Разбор полетов», всего доброго, до встречи.

ПОСТОЯННЫЙ АДРЕС НОВОСТИ

Дата публикации: 19 сентября, 2017 [08:39]
Дата изменения: 19 сентября, 2017 [08:42]
← Вернуться

Обнаружив в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.